Клинок Армагеддона

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Клинок Армагеддона » Анкеты » Сур Вивор Цеккара (человек)


Сур Вивор Цеккара (человек)

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1. Ваше имя, фамилия, прозвище, кличка.
Сур Вивор Цеккара

2. Возраст, год рождения
15 лет. Год рождения 702 п.с. (1446 с.м.)

3.Расовая принадлежность.
Родился человеком, после посвящения в хранители стал архангелом.

4.Статус в обществе.
Дворянин, герцог-младший Эквилибриумский (на родине еще называют принцем, в остальном мире - маркиз или герцог-младший).

5.Род занятий.
Светлый Хранитель Равновесия

6.Внешний вид.
Нарциссизмом не страдает, на внешность не жалуется. Отсутствие отца и большая забота матери сделали свое дело, позволив обзавестись длинной копной каштановых волос. Часто убирает волосы в хвост, чтобы не мешались, хотя челка время от времени все равно лезет в глаза. Черты лица плавные, не выраженные. Нос - курносый, глаза – зеленые.  Выражение лица обычно задумчивое, а иногда с легкой улыбкой. Если Сур чем-то недоволен, может и высокомерно «смерить взглядом».
Роста среднего, телосложения невыдающегося. Только слегка заметно, что парень не все свои 15 лет на боку лежал. Через всю грудь тянется крестообразный шрам с ромбом в месте пересечения линий; в каждой четверти "креста" шрамы в виде рунических символов. После посвящение в хранители за спиной прорезались темно-серые крылья (однотонная окраска, размер крыла как у архангела). Крылья не убираются.
Любит хорошую одежду, но после некоторых событий, предпочитает больше удобную, нежели красивую.

7.Характер персонажа.
Был до побега из родного дома:
Высокомерный, но ровно настолько, насколько позволяет статус. Вообще многое делал только из-за положения, но не видел от него большой пользы. Это, что касается официальных случаев, где положено «держать себя». В остальное время мог умилить детской непосредственностью, импульсивностью и излишней болтливостью. Был весьма любознателен,  мог быстро чем-то заинтересоваться, но так же быстро этот интерес и потерять. Миролюбив и не вспыльчив, предпочитает не драться самому, а смотреть, как дерутся другие – и развлечение, и шкура цела. В вечном поиске, чем бы заняться и куда бы себя деть. Требовал к себе много внимания. Комплексами не обременен.
Стал после событий у некромантов:
Высокомерность поубавилась, избалованность и вовсе куда-то улетучилась. Предпочитает больше слушать, чем говорить. Хотя не против иногда поучаствовать в ни к чему не обязывающей беседе. Особенно, если собеседник попадется интересный или на него вдруг накатит ностальгия по прежним временам. Внимания, как к личности высокого положения и рода, не требует, но при случае может напомнить, с кем вы имеете дело. Не просит себя жалеть, но относиться уважительно к его слепоте. Не пренебрегает помощью, хоть это и бьет по его самолюбию, при необходимости может эту помощь попросить.
Спокоен, не суетлив, в меру любознателен. В виду того, что в нем теперь живет вторая душа демона-старика-маразматика, то временами проявляется раздражительность, умеренная вспыльчивость, апатия и ворчание. А так почти всегда спокоен, как удав. Не смотря на возраст может принимать сложные решения, осознанно подходя к проблеме, по мере знания стараясь взвесить все «за» и «против». Разумеется, в силу малого опыта и прожитой жизни, не может предусмотреть все.

8.Биография.
Зарек и Крамерия Цеккара. Одна дала жизнь, другой – статус. Экс-правящие супруги – мать и отец короля Эквилибриума – дали образование и научили как себя вести. Остальных парень знал только в качестве подписей к выцветшим картинкам генеалогического древа. Со стороны отца у него было великое множество родственников. Такое великое, что запомнить всех –  было делом не из легких. Но положение обязывает.
К слову о положении. Довольно-таки нудное и безынтересное. Сколько ни искал Сур не смог найти в нем ничего привлекательного. Ну да у него все было. Даже больше, чем он мог себе пожелать. Но это излишество притупляло и черствело чувства.
Не раз парень ловил отрывки разговоров своего деда с матерью, суть которых сводилась к следующему: принц – это наследник рода, и он должен вырасти мужчиной, достойным своего отца и своей судьбы. На все расспросы об отце дед говорил, что он достойный пример для подражания, правда, перед этой фразой сводил в задумчивости брови. Учителя предпочитали отмалчиваться или повторяли примерно то же, что и родственники. Замечательный человек, хороший правитель, искусный боец. Где он? Пропал без вести. Коротко и совсем не ясно.
Все отмечали, как он похож на мать, но в большей степени на отца. Внешне. По всем остальным качествам он держался где-то на серединке. Учеба давалась ему легко, настолько легко, что не будила в нем интерес, представляясь скучным и монотонным занятием по набиванию головы многочисленными ненужными фактами из истории, картографии, письменности и прочим из стандартного набора дисциплин. Скукота, да и только. Потому ничего удивительного, что особых успехов он в науке не достиг. Ведь "успех приходит к тому и только тому, кто к нему "тянется" всем сердцем и душой" - слова одного очень известного мыслителя (настолько известного, что имя его почему-то всегда забывалось). Опять же – положение обязывает быть как минимум на уровне и ни в коем случае не хуже других. А, как известно, хороший пинок от кого-то старшего в семье – это довольно-таки весомый аргумент.
Боевые науки воспринимались с большим энтузиазмом, но также не ушли дальше среднего уровня. Что говорить об уровне, когда речь идет о безусом юнце, мальчишке. На свой четырнадцатый год рождения он знал все, что положено знать мальчишке его возраста с дополнительными бонусами в виде этики поведения, верховой езды и прочей мишуры социально-значимого рода.
Он часто слонялся без дела, не зная, чем себя занять. Интереса хватало только на полчаса, после чего снова хотелось выть на луну. Он не мог найти этому объяснение. У остальных же не спрашивал.
Спустя полгода после своего четырнадцатого дня рождения он сбежал. Знал бы, что подобные побеги стали отличительной чертой и привычны в королевской семье – удивился бы.
Захватив с собой все, что, по его мнению, могло бы понадобиться в пути, парень пропал из родового поместья в одну прекрасную для него и далеко не счастливую ночь для матери. В свое оправдание парень приводил и ее любовь.
Что он мог знать о путешествиях? Только то, что мелким текстом написано в книжках. Он был юн, глуп и самонадеян. Он не преследовал благородную цель разыскать пропавшего без вести отца. Он просто искал приключений на свое высочество королевское седалище. И нашел-таки.
Приключения, которые жестоким уроком высекли в памяти: «Не верь! Не бойся! Не проси!».
Первое развлечение выпало, когда он выехал за пределы королевства. Парень не следил за дорогой, но старался избегать людных мест, заранее придумав несколько "легенд" на случай непредвиденных вопросов. Ему нравилось мчаться галопом, иногда закрывая глаза на прямых отрезках пути, крепко сжимая коленями бока скакуна. В такие минуты можно было вообразить большие крылья за спиной или быстроногого орнала – все, что угодно, лишь бы не было похоже на привычное времяпрепровождение.
Останавливаясь только затем, чтобы дать коню передохнуть – можно уехать очень далеко, совершенно потерять картографическую ориентацию и остановиться на ночь на сомнительного вида постоялом дворе. Сытый ужин, почести, какими одаривают не бедных заезжих гостей да мягкая постель – в эту ночь стали последней роскошью. На утро он проснулся от крика какой-то женщины в конюшне, оставшись без лошади, оружия и каких-либо средств к существованию. На крик сбежались люди и обвинили парня в воровстве. В дальнейший путь он отправился на своих двоих с изрядно помятыми боками. На одном высокомерии и без гроша в кармане далеко не уйдешь. Рано или поздно накатит усталость, проснется голод да вдобавок промочит холодным дождем. Не жизнь, а сплошное развлечение – подхватить неизвестно на каких у черта куличиках воспаление легких и загнуться под первой же сосной. Если бы не жаркий костер, горячая хоть и почти пустая похлебка из санитарно-небезопасной жестяной кружки – спать бы ему вечным сном.
Чистая, но счастливая случайность свела его с бродягой, чей стаж был отмерен не одним годом и множеством опустошенных карманов. Если бы не обстоятельства и собственная глупость, благодаря чему он оказался в такой ситуации, в жизни не притронулся бы к сомнительного вида пойлу. Слишком резкое на вкус, не похожее ни на что ранее испробованное, оно оказалось весьма эффективным согревающим средством.
Компания разбойников оказалась более честной, хоть и не чистой на руку, чем предыдущие представители древней профессии. Карманники, грабители, шуты и лже-гадалка – разномастный сброд изгоев, не преуспевших на выбранном поприще. Тем не менее, сброд этот стал на редкость веселой и дружной командой бродячих артистов.
Они в открытую высмеивали богачей и сложившийся уклад их жизни, все эти правила, приемы, чины и титулы. Сур сначала возмущался, пытаясь за них заступиться, но вскоре и сам стал над ними смеяться – уж очень правдоподобно и забавно их пародировали бродяги. Они были остры на слово и не боялись вступиться за своего, в какую бы передрягу он ни попал.
Второе приключение неожиданное закончилось, когда парня бросили в подвал вместе с его новыми знакомыми. На одном из «представлений», пользовавшимся особым успехом среди зрителей, в их числе присутствовали и сами «участники» пародии. Не слишком осмотрительно в присутствии некромантов высмеивать их работу. Но, черт возьми, кто мог знать, что они не оценят шутку?.. Может быть, у некромантов нет чувства юмора?.. Как выяснилось позднее, чувство юмора у них хватало с избытком, только вот не каждый этот юмор оценит по достоинству. Потому что мертвые не смеются.
Повесив головы, из подвала «уходили» по одному, как в детской считалке про дроудят:
«… девять дроудят, поев, клевали носом,
Один не смог проснуться, их осталось восемь…»
Когда он остался один, смех за дверью еще долго висел в воздухе, неприятным осознанием собственной беспомощности. Они пытались найти выход, но он был только один – через дверь. Некроманты лично провожали каждого – в этом не приходилось сомневаться – в последний путь.
Если долго сидеть в темноте, впадаешь в отчаянье и, только заслышав шаги, эхом разносившие по гулкому коридору неутешительную весть – каждый начинал гадать за кем пришли на этот раз. Один раз, вместо того, чтобы как обычно кого-то забрать, в камеру кого-то втолкнули. Это была псевдогадалка. Ее пришлось убить, иначе кто-нибудь стал бы для нее ужином – это стало ясно, как только она с воплем накинулась на бывшего товарища, вонзая зубы в ногу.
Те, кто стояли на страже громко смеялись, когда выволакивали из темницы дважды мертвое тело. Один из них сказал парню, что ему повезло. Если бы он понял тогда, что тот имел в виду…
Последние дня три перестали кормить совсем, давая только странную на вкус воду. Она притупляла зарождающийся голод и путала мысли, мешая сосредоточиться, но не давая уснуть. Он даже не заметил, когда за ним пришли. Проплывающий под ногами пол, сложенный из неровных отшлифованных камней закружил голову, незаметно сменившись высоким потолком. Сур не видел его, ровно как, и все остальное, но не верил, что его нет. Не было ветра, значит, вокруг были стены, о которые глухо бился дождь. Не было влаги, значит, должен был быть потолок. Вялотекущий бред – все, на что он был способен.
Сложно сказать, сколько он пролежал без движения, но этого было достаточно, чтобы мышцы успели затечь, а спина занеметь от холодного камня. Да и не пошевелиться особо, если руки и ноги  крепко привязаны ремнями к вбитым в камень железным кольцам.
Парень начал считать зажигающиеся по одной звезды, странным образом расползающиеся по периметру помещения и поющие низкими глухими голосами непонятные песни, сливаясь в один монотонный гул. Среди этого гула то и дело выделялся один голос и тянул всю партию вверх, смолкая, когда общая гамма поднималась на уровень выше. Когда свечей стало достаточно, чтобы можно было различить в их дрожащем свете неясные фигуры, пение достигло высоких нот, от которых неприятно закладывало уши, внезапно оборвалось и возобновилось раздражающе тихим гортанным гудением.
На парня плеснули ледяной водой. Дыхание перехватило, но мысли прояснились, хотя никто их об этом не просил. Если раньше, он мало что соображал, смутно представляя во что вляпался, то теперь стало страшно. Поднявшаяся паника заставила дернуть руки, ноги, проверяя путы на прочность, а затем и на возможность из них выпутаться. Тщетно.
Пока он дергался, тот самый громкий голос, что вел в партии за собой всех остальных, начал нараспев зачитывать мантру, приближаясь к жертвеннику. Почему-то именно это определение всплыло в мыслях первым. Тускло блеснуло отточенное лезвие, медленно опускаясь и прорисовывая на теле парня первую вертикальную черту: через грудную клетку к животу. Парень не был трусом, но даже смельчак с трудом промолчал бы, если бы его резали по живому. Слова в мантре стали резче, болью отпечатываясь на теле паренька. Все, что он мог – только дергаться, плакать и просить этого не делать.
Исписав непонятными знаками грудь, кинжал звякнул о камень, сменившись в руках некроманта свечой, совершенно обычной и даже не черной. Свеча в точности повторила движения кинжала, роняя на кожу редкие капли расплавленного воска. Теплая, можно сказать, почти горячая рука легла на лоб, ухватила пальцами оба верхних века и оттянула. Свеча замелькала перед глазами, замирая поочередно над правым и левым глазом, чтобы обронить как прежде по капле воска на яблоко. Крик сорвался на хрип и вскоре совсем стих. Только тело еще какое-то время мелко дрожало…
… Эксперимент был тщательно подготовлен, но признан неудачным. Он прошел успешно, но принес далеко не те результаты, что ожидали увидеть некроманты. Они учли все, что требовал древний обряд переселения душ: обязательно живой сосуд, много жизненной энергии, соответствующее состояние души, чтобы новая, войдя в тело, могла занять место прежней, поглотив ее, и, тем самым сведя к минимуму риск отторжения. Казалось бы, все прошло успешно, только вот то ли кто-то что-то напутал, то ли кто-то специально подтасовал известные факты, но душа, хоть и оказалась душой вызванного демона, но не удовлетворила амбиции некромантов: это был старый брюзжащий маразматик.
Парня, как отработанный материал, выкинули на пустошь, мало заботясь о его дальнейшей судьбе.

9. Способности.
Магией не владеет, потому как если что-то и передалось, пока не проявилось.
Знает все, что положено знать отпрыску королевской семьи его возраста. Хорошо плавает, может надолго задерживать дыхание под водой. Также обучен чтению, письму, счету, верховой езде, эльфийскому языку. Может постоять за себя в рукопашной, да и мечом владеет сносно, но больше любит кинжал – сподручнее. Все способности на уровне среднего. После того, как ослеп от навыков пользы почти никакой, только может, что размахивать руками да попытаться с близкого расстояния пырнуть ножом неподвижный объект.

10. Дополнительно.
Следует упомянуть, что парнишка слеп. Несмотря на это, смотрит всегда точно на собеседника, ориентируясь в первую очередь на звук его голоса.
Однако, он все же может видеть, хоть и далеко не так, как видят все нормальные люди. Он редко моргает, взгляд никогда не фокусируется на объекте, но всегда будет направлен в сторону собеседника. Если присмотреться, можно заметить, что он слепой, но проходя мимо и не следя за его глазами, этот маленький дефект останется незамеченным.
Сур научился неплохо ориентироваться по звуку. Кроме этого ориентироваться в пространстве ему помогает его  вынужденное «соседство» с демоном. Окружающий мир демон прекрасно видит, однако видит лишь то, куда «смотрит» сам парень, т.е. вертеть головой парня самостоятельно он не может. Демон видит, а парнишка считывает эту информацию из памяти в виде статических картинок. Другими словами, Сур может увидеть все, что будет находиться с состоянии покоя, но он не увидит движущиеся объекты, также не сможет ничего увидеть, если он сам будет двигаться. Если он будет в движении, а объект будет двигаться синхронно с ним, то возникнет состояние относительного покоя: т.е. объект по отношению к мальчику будет «стоять», в таком случае есть небольшой шанс, что тот сможет его увидеть на те мгновения, когда они будут входить в резонанс.
Как обычно парень перемещается? Некоторое время он смотрит перед собой, считывая и запоминая картинку окружающих его предметов, а дальше идет, ориентируясь по звуку. Чтобы увидеть, куда дальше ему надо идти, ему придется остановиться на некоторое время и повторить весь процесс сначала.
---
Обострены органы чувств (обоняние, осязание, вкус, слух и интуиция) - все то, что помогает заменить слепым утраченный орган. Потому неплохо научился ориентироваться по звуку. Во время посвящения в хранители произошло слияние двух душ (человеческой и демонической). И если раньше был шанс разделить их при помощи некромантии, то теперь это возможно только в одном случае – убить мальчишку. Из-за слияния парень может понимать язык Темной расы и с грехом пополам, но все же видеть.

11.Как часто сможете посещать  ролевую?
Часто, если пнут.

12. Связь с вами. Только действующий Skype или ICQ
В ЛС.

13. Личный статус.
Regula 3 ne

Отредактировано Sur Vivor (2013-02-04 01:31:35)

+3

2

Sur Vivor написал(а):

4.Статус в обществе.
Сын Королевы и Короля Эквилибриума = принц?

Принц Эквилибриума, верно.

Кажется, я где-то по ходу био встречала тавтологии, но указать на них не смогу. Слишком увлеклась ходом рассказа.
Поставь аватар и выбери статус. И бегом в игру)

Принят, добро пожаловать в игру.

0

3

Black написал(а):

я где-то по ходу био встречала тавтологии

Посмотрю, найду - исправлю. Если что-то пропущу, прошу указать.

Отредактировано Sur Vivor (2010-11-12 21:13:27)

0


Вы здесь » Клинок Армагеддона » Анкеты » Сур Вивор Цеккара (человек)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC